16c4a2034f1d348c04a878415e36ed95— Для получения высшего образования I ступени в этом году уже приняты 50,6 тысячи абитуриентов. 40,4 тысячи учащихся планируют набрать ссузы. Что касается учреждений профессионально-технического образования, то конкретных данных пока нет, так как по закону их учредители вправе корректировать цифры набора. В любом случае ни один выпускник, особенно после 9-го класса, который изъявил желание получить профессионально-техническое образование, не останется за бортом. Он обязательно продолжит обучение: либо в системе профессиональной подготовки, либо вернувшись в школу в 10 — 11-й классы, чтобы там подготовиться к выходу в самостоятельную жизнь. Тем более что выпускник базовой школы находится в том возрасте, когда необходимо повышенное внимание и родителей, и педагогов, и общественности. Замечу, что еще в 2017 году на Республиканском педсовете с участием Президента были приняты концептуальные подходы к развитию системы образования, своеобразная «дорожная карта», главный посыл которой — переход на обязательное всеобщее среднее образование. У нас, в принципе, уже созданы к тому все условия: фактически любой ребенок может получить общее среднее образование в школе, лицее или колледже, вечернем классе или путем сдачи экзаменов за курс средней школы экстерном. Думаю, как только будет принята новая редакция Кодекса об образовании, в котором определены все этапы перехода ко всеобщему среднему образованию, мы очень быстро достигнем этой цели. 

Игорь Васильевич, как бы вы в целом оценили нынешнюю вступительную кампанию? Ведь ее главная новация — новая методика подсчета баллов на ЦТ.

— Вступительная кампания прошла достаточно спокойно. Не было никаких серьезных вопросов. Более того, обращений на «горячую линию» Министерства образования в этом году поступило гораздо меньше, чем в прошлые годы. Впрочем, и изначально вступительная кампания у нас не вызывала каких-то тревог, потому что все шло по устоявшимся правилам, понятным всем. Да, фактически единственной новацией был переход на новую методику подсчета баллов на ЦТ. Но она никоим образом не затрагивала ни структуру, ни подходы к организации вступительной кампании. Как и прежде, абитуриентам надо было показывать знания, стараться получить максимальный результат и с ним конкурировать на этапе зачисления. Кое-кто утверждает, что новая методика вводилась якобы для искусственной демонстрации роста хороших оценок. Ошибочное мнение. Начнем с того, что нам такого показателя никто не доводит. Его нет ни в Государственной программе «Образование и молодежная политика», где обозначены критерии, по которым оценивается система образования, ни в каком-либо другом документе. Отметки в баллах — это лишь элемент дидактики, а настоящую оценку дает жизнь. Поэтому для нас главная задача — обеспечить качество образования, социализацию обучающихся, а также подготовку для страны высококвалифицированных кадров. 

— В вузах утверждают, что верхняя проходная планка баллов и не подросла...

— Для Министерства образования это с самого начала было очевидно. Действительно, поднялась нижняя планка. Но почему? Предыдущая система подсчета баллов ЦТ «резала» только середняка, и сильно. Получалось, что чем больше поступающих решало то или иное задание на тестировании, тем меньшую «цену» оно имело в итоговом балле сертификата. И вот представьте: абитуриент имел в школе 8 по математике, а пишет тест на 45 — 50 баллов. Каким тогда обывательским вопросом начинали задаваться родители и школьный учитель: «Он что, по десятибалльной шкале на пятерку написал?..» Да и некоторые специалисты объясняли: мол, у нас рейтинговая система, поэтому оценка на ЦТ несопоставима со школьной. Но обычному человеку такое трудно понять. 

Новая методика как раз и вводилась, чтобы можно было четко сопоставить результат ЦТ с оценкой в школе. Это важно для всех. Не только для Министерства образования, но и для каждого учителя, чтобы работать, опять же, над качеством образования. 

Теперь педколлектив каждой школы может сравнить, какая была у абитуриента оценка в школе и какой результат он показал на ЦТ. И наверняка задумаются: почему такое произошло? А то сегодня какая тенденция? На уроке учитель не может объяснить, как решать квадратное уравнение, а как репетитор, за деньги, — пожалуйста, я готов. Это нечестно. Мы же хотим, чтобы в школе ребенка учили по максимуму, давали знания, которые предусмотрены учебной программой и будут ему необходимы в жизни. Без разных коммерческих структур и доплат. Система образования не должна превратиться в обычную сферу услуг в ее рыночном понимании. Ведь она является институтом социализации молодых людей, формирует их мировоззрение и личностное развитие. А четкие параметры соотношения оценки школьной и независимого результата ЦТ помогут анализировать работу каждого педколлектива. На это же нацелена и практика проведения министерских контрольных работ. И сама за себя говорит цифра: до 60% учащихся прошлого года, которые писали такую работу по математике, не подтвердили свою школьную оценку.

Это о чем, на ваш взгляд, свидетельствует?

— О том, что где-то завышают отметки. Работают не на результат, а на балл. Поэтому мы и ведем сегодня разговор о том, что надо выстраивать систему независимой аттестации в школьном образовании. Мы сейчас над этим думаем. Кстати, еще до моего прихода в министерство Беларусь присоединилась к международной программе оценки качества знаний PISA. Первые результаты мы получим в декабре, и они дадут нам картину для анализа. Замечу, что эта программа оценивает практико-ориентированную подготовку, насколько ученик способен применять полученные знания на практике. Простой пример. Школьник может высчитать площадь прямоугольника, но пасует перед заданием PISA: сколько нужно купить трубок обоев, чтобы оклеить комнату? Значит, надо и нам под такой ракурс делать систему построения заданий и их оценивания, совершенствовать методику обучения.

— А что бы вы ответили тем, кто спрашивает: почему, если нижняя планка результатов на ЦТ подросла, не подняли и нижний порог баллов для поступления?

— Как же мы могли поднимать нижние пороговые значения, если выпускники прошлого года, по правилам, тоже могли использовать свои сертификаты? В переходный период так поступать негоже. Мы приняли решение в пользу всех абитуриентов, чтобы никого не ущемить. Кроме того, у каждого была возможность участвовать в ЦТ и в этом году. К слову, на зачисление влияет не пороговое значение, а конкурс. Так вот, хотя в этом году средний балл по ЦТ по многим предметам был выше, чем в прошлом, конкурсы в вузы существенно не изменились. По-прежнему высокими они остаются в наших ведущих университетах. Например, в БГУ поступили 85 абитуриентов, получивших на ЦТ 100-балльный результат, это 26% от всех стобалльников страны. Из них по 2 сертификата высшей пробы имеют двое. Всего же по стране 12 таких результатов. Студентами БГУ также стали 76 победителей республиканских и международных олимпиад. 

— В последние годы много делается для поднятия престижа профессии учителя — основополагающей, если мы говорим о качестве образования. Есть первые результаты? 

— Выпускников педагогических классов мы зачисляем на педагогические специальности по новой схеме (по собеседованию без обязательной сдачи ЦТ) только третий год. Но определенные выводы уже можно сделать, ведь анализируется успеваемость и поведение каждого студента во время учебы в вузе. Мы видим: у тех, кто учился в педагогическом классе, оценки выше, чем у других. И занимают они более активную общественную позицию. 

В этом году я специально посетил одно из психолого-педагогических собеседований в БГПУ имени М.Танка: ребята приносят внушительные портфолио о своей волонтерской деятельности, с упоением рассказывают о своем первом педагогическом опыте, о том, почему хотят стать именно педагогами. То есть это мотивированные абитуриенты. 

Они готовы работать в школе не только 5 лет по распределению — всю жизнь. И даже то, что не все выпускники педагогических классов идут в педвузы, тоже положительный результат. Хорошо, что человек именно сегодня осознал — эта профессия не для него, а не когда, получив диплом, пришел на первое рабочее место. Вообще, в педвузы стало поступать больше медалистов и ребят, имеющих диплом с отличием. Таких в БГПУ в этом году зачислено более 150. Увеличилось число парней, выбравших учительскую профессию. 

В новом учебном году в учреждения образования придет около 4,5 тысячи молодых педагогов. И важная задача — закрепить всех выпускников на первом рабочем месте. А для этого любимая профессия должна достойно оплачиваться, иметь социальный статус, предполагать социальный пакет. В Правительстве постоянно работают и над этим.

— В целом количество студентов у нас стабилизировалось на уровне 280 тысяч человек. Как оценивает министерство, это оптимальная цифра?

— На сегодняшнем этапе развития страны полагаю, что да. Раньше считалось, что чем больше людей будут иметь вузовский диплом, тем быстрее создадим экономику, основанную на знаниях. Как будто все правильно. Но при этом забывали о качестве полученного диплома и потребностях рынка труда в соответствующих специалистах. В итоге в отдельные годы количество студентов у нас превышало 450 тысяч. Сейчас ситуация исправлена. В перспективе количество мест в вузах уже не будет снижаться так активно, как прежде. Но мы продолжим перераспределять эти места в зависимости от востребованности тех или иных специальностей на рынке труда. В этом году в очередной раз уменьшен прием на юридические и экономические специальности, зато увеличились объемы подготовки по медицинским, техническим и IT-специальностям, а также специальностям физической культуры и спорта. Баланс обеспечен. Сбалансированы цифры приема и для получения среднего специального и профессионально-технического образования. На этих уровнях вообще очень серьезно совершенствуется подготовка, потому что сегодня стране нужны не просто рабочие, а высококвалифицированные рабочие кадры. 

Кроме того, экономику, основанную на знаниях, можно построить, лишь когда подавляющее большинство подготовленных специалистов будет иметь не только солидный багаж профессиональных знаний, но и такие личностные качества, как желание совершенствоваться и расти профессионально, адаптироваться к изменениям, быть ответственным. А также способность охватить комплексность проблем, понимать взаимосвязь разных областей знаний. Сама подготовка в любой форме образования сегодня опирается, конечно же, на практическую составляющую, но мы не должны потерять академичности, в том числе социально-гуманитарную подготовку, которая позволяет человеку развиваться мировоззренчески и личностно. 

— В этом контексте претерпит ли изменения сам социально-гуманитарный блок?

— Ведется работа по его корректировке в высшей школе. Думаю, осенью на совещании представителей гуманитарных кафедр мы поставим в этом вопросе точку. На Республиканском совете ректоров уже несколько раз обсуждалось, как этот блок должен вписываться в программу подготовки кадров. Тут тоже все надо выстроить четко, чтобы не было дублирования школьной программы. Я сам историк по образованию, возьмем этот предмет для примера. Учащийся в школе заканчивает изучать курс истории Беларуси, сдает экзамен, зачем же повторять это в вузе? На специализированном историческом факультете — понятно: там идет углубленное изучение. Но зачем в вузе техническом? История, конечно, влияет на развитие личности, значит, надо выбрать другую дисциплину, которая бы этому способствовала, а не просто дублировать школьный курс. Мы предлагаем вернуться к предметному построению этого цикла и включить в него обязательные для всех студентов дисциплины государственного компонента (философию и историю белорусской государственности) и дисциплины, определяемые учебно-методическим объединением, вузом и студентом из предложенного перечня. Считаем, что таким путем мы сможем как обеспечить формирование научного мировоззрения, гражданских и патриотических позиций студентов вне зависимости от специальности, так и учесть специфику профессии, индивидуальные потребности, региональные особенности и возможности вуза.

— Игорь Васильевич, а как формировать техническое мышление под потребности нашей экономики, ведь с ним связаны многие профессии будущего?

— Траекторию развития личности необходимо формировать начиная со школьной скамьи. Именно поэтому мы пристальное внимание уделяем профессиональной подготовке школьников. Уже утвержден перечень более чем из 80 рабочих профессий, которые могут освоить ученики старших классов на уроках трудового обучения в школе или на базе профессиональных лицеев. По итогам обучения предусмотрены присвоение квалификации и выдача соответствующего свидетельства.

Для развития же у детей интереса к научной, научно-технической и инновационной деятельности, стремления к личностным научным достижениям созданы центры инновационного и технического творчества. А для ранней профессиональной ориентации подростков на инновационные наукоемкие отрасли экономики откроется национальный детский технопарк. В нем ежегодно будут обучаться около 2.000 человек в условиях, специально созданных, чтобы раскрыть и развить талант ребенка. Уже подписан указ Президента. И мы сейчас работаем не только над тем, чтобы построить здание и оснастить лаборатории, но и над собственно содержанием такого образования. Буквально на днях проводил совещание, где обсуждалось, как будут отбираться дети для учебы в технопарке, каким станет их дальнейший маршрут обучения, кто и где их должен «подхватить» потом, куда они пойдут работать, где будут для них созданы высокотехнологичные места, как взаимодействовать с работодателями... Ведь кадры готовятся не для Минобразования, а для конкретного сектора экономики, конкретного нанимателя, и он тоже должен быть заинтересован в подготовке специалистов, их закреплении на рабочих местах. 

К сожалению, большинство работодателей дальше претензий к системе образования пока не идет. Часто слышим: «Готовят не тех, кого надо». Так сформулируйте профессиональный стандарт, а мы разработаем соответствующую программу обучения и подготовим нужного вам специалиста.

— Есть ли положительные примеры взаимодействия системы образования с заказчиками кадров?

— Конечно. К примеру, сейчас достраивается металлургический завод в Миорах. Мощное инновационное предприятие, ориентированное как на внутренний, так и на внешний рынок, где будут хорошие зарплаты, социальный пакет и перспективы профессионального роста. Оно уже сейчас занимается решением жилищного вопроса для своих будущих работников, молодых специалистов. А мы под заказ завода ведем подготовку нужных ему кадров со средним специальным и высшим образованием. Будем обучать специалистов и для строящейся национальной биотехнологической корпорации в Пуховичском районе. Еще хороший пример. Компания «МАЗ-Вейчай» строит в «Великом камне» завод по производству двигателей Евро-6. Предприятие еще в стадии становления, а у нас в автомеханическом колледже уже открылся специальный обучающий класс, где эти моторы есть и в разрезе, и в виртуальном виде, и в реальном состоянии, где представлены все технологические компоненты, детали, которые используются при сборке и ремонте. Учащиеся на практике изучают все, чего еще нет сейчас на заводе, но что будет к моменту их выпуска из колледжа. То есть уже одновременно с созданием предприятия начинается прицельная подготовка кадров для него с корректировкой образовательного процесса, чтобы молодой специалист пришел и сразу включился в работу. 

— Какие новации во вступительной кампании возможны в будущем? Скажем, будут ли введены дополнительные испытания на некоторых специальностях?

— Изменения будут, в том числе возможно введение и дополнительных испытаний. Это поручение Главы государства. Потому что за тестами не всегда видна личность абитуриента, а это очень важно. Например, достаточно ли написания теста по иностранному языку? Наверное, нет. Ведь надо определить не только грамотность абитуриента, но и его уровень владения устной речью, фонетикой. Вот мы и хотим расширить, где это необходимо (прежде всего при приеме на специальности, требующие наличия управленческих и практических навыков), применение внутреннего экзамена или собеседования наряду с ЦТ. Кстати, такая практика есть во многих странах. Конечно, любые изменения не должны быть для абитуриентов, как говорят, громом среди ясного неба. Нужен переходный период, чтобы люди понимали, что и когда будет, и смогли подготовиться. Должен отметить, что наше министерство не сторонник кардинальных реформ в образовании. Мы идем по пути плавного и вдумчивого совершенствования системы в соответствии с новыми требованиями, которые ставит перед нами общество и государство, учитывая уже накопленный положительный опыт и традиции. И это главный наш принцип.

По материалам https://www.sb.by/articles/igor-karpenko-glavnaya-tsel-kachestvo-obrazovaniya.html